Если уверен в своей правоте, то зачем доказываешь?
Если сомневаешься, то зачем споришь?
/2015/

Если задаться целью — составить все известные портреты критиканов — то можно защитить диссертацию по теме, но сдается мне, что это напрасная трата времени, поскольку от «пыли», «шума» и «общественного мнения» мы не становимся хуже, пока не начинаем реагировать на укоры, оскорбления и прочие «слова», которые не способны сделать ничего худого, пока сами — мы, авторы произведений, — того не позволим.

Не вижу смысла в смаковании подробностей мироустройства критиканов — сразу начну тему и напишу памятку для себя и своих читателей, коллег и простых зрителей, которые стремятся идти по пути искусства, не ронять культуру, по возможности — искоренять свои «болячки»; и главное — не воспитать самомнение, путем слепого игнорирования иного мнения; но также и не стремятся заняться человекоугодием или становлением навыка «нахамить так, чтобы ответ не последовал».

Для чутких сердцем, для авторов.

Обновления будут, подписывайтесь.

kak-fotografu-reagirovat-na-kritiku-za-chto-mogut-raskritikovat-fotografa

За что могут раскритиковать фотографа

Мудрый из плохого извлечет хорошее, а дурак в хорошем найдет плохое.
/2015/

Необходимое памятование: критика — форма агрессии, и попытка самоутвердиться, за чужой счет; маловероятно, что критик желает добра тому, кого он критикует (особенно в сфере ИЗО, науки), но стоит помнить, что словесная критика свойственна тем, кто плохо понимает быт не только творческого сообщества, по тем или иным причинам, но и в целом — социума.

Перфекционизм не защитит от критика, поскольку, при желании, раскритиковать можно все и вся; просто запомните наиболее частые направления атак:

  • могут раскритиковать деятельность; новые направления, технические революции, и «кому-то» невыгодные преобразования отрасли, всегда собирают негативные слухи, от которых веет бессильной злобой (за которой скрывается простое стремление защитить свои интересы — извлечь выгоду, материальную, конечно);
  • при желании — результат; охаять легче, чем сделать нечто равноценное — вот за это осознание-обличение, щемящее что-то внутри, критик мстит, порой — жестоко (порой — оставляя свою деятельность, только ради уничтожения источника обличения), и это не самое частое, но наиболее болезненное явление, которое выносят авторы;
  • если не за что ухватиться, то просто за облик — фотограф; переход на личности — мерзкий, но прием, чтобы самоутвердиться, когда не понимаешь, что творческие люди создают скачок для развития цивилизации, — так сложилось, что обществу нравится в открытую хаять тех, кто его питает, развивает, двигает вперед. (Собака на сене, увы.)

Это данность.

Почему

При виде недоделанной работы, наспех сделанной, или просто — груды ошибок, грубых, где-то знакомых, по аналогичным просчетам в своем прошлом, зрелый человек всегда думает:

  • как сделать лучше, а не оскорбить автора;
  • как помочь коллеге, а не унизить его публично;
  • как изгладить последствия восприятия такой работы, чтобы зритель не пострадал, а не как возвысить себя, чтобы на ситуации обогатиться;

— чек-лист не из мира критика, а жаль.

Критик не учится анализировать, понимать, налаживать контакты, трудиться сообща — этим, к сожалению, не занята его голова; внутри совсем иное:

  • привычка, ставшая навыком; когда человек непонятен, то проще всего объявить его чудаком, нежели понять его (люди не могли понять Егора Полушкина, поэтому быстро ославили его «Бедоносцем», и не заметили, что их суд — суть злоба, жестокосердие) и заметить, что привычка все поносить, разносить все, что является искусством, которое непонятно, но истинно (ключевой момент), может статься чувством вседозволенности, наслаждаясь которой… Возможность вершить судьбы авторов притягательна, увы;
  • желание, ставшее страстью; сделать маленькую пакость, другому, на пути к успеху и тем похоронить его достижения — одна из форм зависти, которая пропитывая критика изо дня в день делает его более развязным, ненасытным… примитивная демонстрация свободомыслия;
  • незнание, ставшее невежеством; отсутствие непредвзятого восприятия, претензия на учительство, основанная на отрицании всего неизвестного и потому — непонятного, и конечно же — отсутствие критичного восприятия реальности, но с уверенностью, что, при абсолютной развязности и непрекращающемся пустословии, общество станет… В основе поведения критикана страх, перед осознанием незнания культурного облика — своего народа — и простое желание обратить устройство мира вокруг себя любимого;

— оправдания, дескать «хочу помочь, да делаю это как умею» — попытка оправдаться, чтобы не получить отпор, но фотографу важно запомнить совсем другое:

Исследование причин не должно превращаться в поиски уязвимостей критикана, разведкой для более точного ответного удара, наоборот — это должно стать зеркалом, смотрясь в которое мы можем исключить в себе развитие пороков, потакание которым поможет навсегда изменить развитие нашей деятельности.

Злобе не должно быть места.

Как обычно фотографы воспринимают критику

Реакция на агрессию весьма разнится:

  • начинающие фотографы нередко стремятся переубедить критика — скатываются до склок, нередко — взаимных оскорблений, угроз… напрасная трата времени;
  • более опытные авторы, профессионалы, оценивают уровни критики, что глупо и, как по мне, недальновидно, ибо принятие скандальности — показатель незрелости;
  • мастера обычно непробиваемы, поскольку мастерство — это не техника, железки от производителя, а жизненный путь, отраженный на плоскости: многое не интересно;
  • фотолюбители, — наиболее интересная каста, которой свойственны все градации, — от взаимного лая до мудрого молчания, — причина проста: любовь к делу;

— личные наблюдения; вполне возможно, что взоры наши отличаются.

Это нормально.

kak-fotografu-reagirovat-na-kritiku

Как фотографу реагировать на критику

Моя бабушка всегда говорила: «Мужик ругал царя, а царь и не знал». Вот надо идти к своей цели и все. А любят нас или не любят, хорошие мы или плохие — мы ничего не знаем, мы делаем свое дело. Если кто-то может лучше — пожалуйста. Вопросов нет, двери все открыты. Но никто же не шевелится.
/Николай Фоменко/

Существует множество советов «как реагировать на критику», но мое личное мнение — вот и пусть они существуют, не надо их трогать; мы не первые люди, поэтому все давно известно, с должным усердием, можно понять слова Винсента Ван Гога:

«Наша позиция по отношению к самим себе должна оставаться суровой, мы должны по-прежнему быть энергичными, но у нас нет никаких оснований чувствовать себя обескураженными или выбитыми из колеи только из-за того, что говорят о нашей работе люди, полагающие, будто они идут более верным путем, чем тот, которым следуем мы.»

Осмелюсь добавить, что восприятие критики нужно строить на стремлении:

Не закрывать рта другим, а самим становиться как можно лучше. День ото дня.

Тогда не придется заучивать приемы, слова и прочие «советы», которые не сделают лучше, не решат проблему, но создадут новые, которые порой не могут решить даже врачи.

Вновь процитирую Винсента:

«Если бы ты знал, как настрадался, например, де Гру от критики и недоброжелательства, ты был бы просто ошеломлен. Нам следует не питать иллюзий в отношении самих себя и всегда быть готовыми к тому, что нас будут не понимать, презирать и порочить; тем не менее нам надо сохранять мужество и энтузиазм, даже если дела пойдут еще хуже, чем сейчас.
Думаю, что нам было бы полезно сосредоточить все свое внимание на художниках и произведениях прежнего времени, скажем эпохи, кончившейся лет двадцать-тридцать тому назад, так как иначе о нас впоследствии справедливо скажут: «Раппард и Винсент тоже должны быть причислены к декадентам». Я говорю суровые слова, но убежден в верности каждого из них и поэтому пойду своим собственным путем, не считаясь с современной школой.»

Не только потому, что мне нравится его позиция, но и потому-что ему сильно досталось — от современников (в том числе — наших) и последователей — но и потому-что благодаря его, от сердца исходящих слов, мы, при должном усердии, поймем пользу от критики:

  • своих работ: если слова дельные — можно научиться благодарности, за внимание или добрый совет, — порой так возникают интересные знакомства. Если слова пустые — в молчании больше взаимной пользы, чем в 1000 и 1 приеме словесной самообороны;
  • в свой адрес: если обнаружен повод — исправиться, молча (поскольку от изменений в душе автора немногие возрадуются), чтобы не сеять соблазны (при возможности — не будет лишним пересмотреть свое поведение в социуме, — частый корень проблем);
  • в адрес коллег: «мне не интересно» — лаконичное пресечение возможного диалога (и правда ведь, нет ему места), поскольку переход на личности, даже ради защиты, — вот лазейка, чрез которую начинается действие Окна Овертона.

Это поможет быстрее научиться ее воспринимать, что важно — менее болезненно; здоровье у нас не безграничное, а соблазн «ввязаться во все тяжкие» пребудет всегда, поскольку мысль о том, что пока мы «лаемся» кто-то втихую создает новые произведения — приходит не сразу и не всем, — вот этого нужно бояться, а не критики.

kak-fotografu-reagirovat-na-kritiku-pochemu-fotograf-ne-dolzhen-boyatsya-kritiki

Почему фотограф не должен бояться критики

Одежда — защита от холода; терпение — защита от дерзких.
/Леонардо Да Винчи/

Каждому автору, в свое время, попадутся люди, которые очень цинично, высокомерно, оценят все, что сделано.

Эти люди могут оказаться среди критиков, искусствоведов и иных деятелей искусства — они, благодаря существующей системе, могут оказаться влиятельными академиками, которые всех непонятных им хают или просто — отвергают все национальное, живое и родное (потому что им нужно продвигать иное, не факт, конечно, но быть может — иноземное), — и таких людей принято считать дураками, но, поверьте, это неверная оценка, которая может стоить дорого… потому что изначально подталкивает к осуждению, а не к пониманию мотивов того, кто раз и все! — как говорится: портит все быстро и непринужденно.

Эти люди не пустые — они опустошенные, потому-что вначале Пути они были полны сил: не думали, что чего-то испугаются, не раскроют талант; но спустя время, в угоду мещанству или какому-то иному духу века сего, они обменяли божественную благодать на дары мамонны.

Эти люди опустошенные, но не дураки. Они лукавы и в своем лукавстве доходят до великого, почти абсолютного владения навыком выстраивания длинных цепочек, приводящих упертых, невнимательных авторов на край бездны, где комфортно им, но не авторам (где будут творить шабаш зла они, но не авторы… не будут созданы вечные произведения).

Эти люди не всегда агрессивны, но всегда надменны.

Не нужно им уподобляться. Зло не превозможет, если добро не иссякнет.

Дополнено 17.05.2019

Мир всем, и попутного света на местах фотографических баталий.

Ваш,

Андрей Бондарь.

Рекомендую к прочтению: