Фотография деда, по линии мамы, есть, но ее размеры далеки от того, чтобы разместить фото на стене. Фотография деда, по линии отца, утрачена: переезд, единичная копия и оформление «тяп-ляп» — человек остался на бумаге, но образ его утрачен. Фотографии прадедов (как мне помогли выяснить) помогут восстановить государственные архивы, но проку от тех кадров не будет: они копия документов, фиксирование тела, но без упоминания духа.

Генеалогическое дерево — что от него проку? Записи, без контекста. Быть может, они нужны: покрасоваться перед людьми века нынешнего, удержаться за место среди людей века сего, но, что понимаешь не сразу, — «дерево» научает потомка считать листья, а не постигать корни (в этом-то вся проблема: дерево без корней — бревно, которое идет на переработку или в огонь; зависит от времени, потребностей общества).

Мне не хватает фотографий своей семьи, предков, которые жили вначале прошлого века, шли из одних земель в другие, осваивали ремесла, падали, вставали и вновь продолжали путь; нет достаточного количества фотографий, которые открыли бы черты характера, ценности семьи, чтобы легче было отследить преемственность, точнее осознать свои недостатки, которые как-то нужно искоренить, чтобы «древо» пребывало в стадии активного роста, а не просто… есть — собирает пыль.

Этой заметкой я хочу напомнить о том, что мы приходим в этот мир нагими, а уходим из него — оставив и тело. Что есть / пить, где спать / жить — это быт, а вот каким оставим мир после своего ухода и кем уйдем — это путь; оставим ли что-то после себя в назидание — это выбор и понимание, что лучшее воспитание — собственный пример, который должен быть виден (и фотография — это один из возможных инструментов, который помогает нам фиксировать… а что — зависит от нас, от того, насколько мы зрелы).

zachem-muzhchine-fotografirovatsya-001

© Андрей Бондарь

Зачем мужчине фотографироваться

Пару десятилетий я верил, что мужчина должен оплачивать фотосъемку своей семьи, быть на этом «мероприятии» декорацией (любимый, поди в кадр) и кошельком (тут, надеюсь, понятно и, быть может, кому-то стыдно), но когда пришел в профессию понял, что это развлечение (на услуге зарабатывает фотограф, на продукте — отец семейства, потому-что теперь есть фото и все как у всех) развращает одних (приучает требовать, жить по рефлексу: дата — щелк) и где-то в чем-то повреждает других (от тебя нужно, но ты не нужен). Неудивительно, что мужчину не тянет фотографироваться. Неудивительно, что внуки / правнуки не будут знать деда, ведь в бытовых фотографиях ему не было места, на студийных кадрах от него что-то требовали; про него забыли — история земного пути из уст самой семьи.

Прискорбно.

Мы не можем изменить индустрию, но мы можем изменить свое отношение к ней: классика в отношении графика фотографии стабильна, но от нас зависит: что закажем, как потрудимся, с чем останемся в итоге — свой лик / образ / слепок времени или вольномыслие автора и моды, которая исторгает индивидуальность, исключительность человека, как личности (уничтожает ее).

Традиционные фотосъемки разделим на категории:

  • Ради семьи
    • Традиция
    • Наследие
  • Для себя
    • Сторонний взгляд
    • Контрольные точки
  • Так надо
    • Документы
    • Работа
    • Быт

и подумаем…

Ради семьи

Семейная фотография. Традиционно, ей не ставят высокие изобразительные требования: как-нибудь устроились возле камина или елочки, к примеру, собрали всех членов семьи в единую массу — композицию и… щелк.

Пожалуйте оплатить.

Все.

Роль мужчины неказиста — финансист забавы или невольная декорация, хотя, если подумать, по фотографии необходимо читать истину — глава семьи. Чтобы переубедить фотографа, или в собственной голове навести порядок, необходимо задуматься — зачем семейная фотосессия мужчине?

  • Традиция. Фотография — инструмент, с помощью которого можно показать традиции семьи: пояснить их смысл, отразить преемственность; такая фотография очень личная, но она оставляет место мужчине: отразить свой стержень, как основу семьи, отразить устои, свойственные истории семьи.
  • Наследие. Отец передал «это», дед — «то», — на словах трудно передать сообщение и не всегда это нужно, иногда «лучше один раз увидеть…», но мужчине придется много, очень много раз подумать: есть ли ему что сказать / передать / сделал ли он хоть что-то достойное внимания последователей.

Семейная фотография позволяет мужчине запечатлеть свой лик, но при условии — мужчиной не управляют.

Для себя

Персональная фотосъемка. Традиционно, на нее возлагают большие надежды: один в кадре, в повествовании, все построено вокруг тебя, но… трудно не завраться, трудно раскрыться. Еще один дубль — что это? Путь к себе или от себя? Зачем личная фотосъемка мужчине?

  • Сторонний взгляд. Мы смотрим, но не видим; слушаем, но не слышим; говорим, но в словах нет содержания — бывает… часто… со многими. Фотограф, как автор рассказа и главный редактор, открывает героя зрителю, но при условии — мужчина понимает и знает себя, начинает диалог, чтобы оставить послание детям / внукам.
  • Контрольные точки. Они нужны мужчине, чтобы оценить свой путь и они нужны его детям и внукам, чтобы найти дорогу. Их замечает фотограф, при постоянной работе на заказчика, их необходимо фиксировать, чтобы исключить невнимательность, как герой Маковецкого, в фильме «12».

Персональная фотосъемка позволяет мужчине акцентировать внимание на себе, да что там — написать биографию светом и тенью — на языке, который доступен его детям и внукам.

Так принято

Протокольные кадры. Их не любят, не хранят, иногда — осмысленно уничтожают. Правильно ли это?

  • Документы. Фото на документы — помогают идентифицировать внешность человека, что-либо внутреннее, унаследованное от предшественников, отражающее личность — исключено. Сделал и забыл — единственная парадигма для таких… изображений; нет, нельзя называть это фотографией, ибо нет повествования.
  • Работа. Поколения, передающие мастерство по мужской линии — не редкость, но еще пару десятилетий «Сынок, учись на пятерки — купим тебе машину, прими дело отца и построим тебе дом», — и все изменится (потому-что нельзя «деньгой» полюбить дело, к любви побуждают примеры). Отразить то, как освоил ремесло, отразить философию и возможности дела, которое характеризует семью, — большое дело, которое под силу фотографии, на которой мужчине, как личности, отведено значимое место.
  • Быт. Редактор, коллекционер, цензор — если сочетать в себе эти роли, то фотоархив и последователи, которые его откроют, наполнятся знанием, если рефлекторно искать во всем доказательство своего существования — наполнятся информационным шумом (и только единожды, ибо после ознакомления — архив будет уничтожен); сложные кадры — это понимаешь со временем, нужны ли они мужчине — большой вопрос, ибо много потребуется времени, чтобы соединить в себе 3 роли.

Протокольная фотография — наиболее проста, но требует от мужчины понимания времени: в чем его смысл — что оно из себя представляет, как пройти его цензуру — как доставить свое, пусть небольшое, ценное только для своей семьи, послание: внукам / правнукам… эти кадры, зачастую, создают непрофессионалы, поэтому слабы образы, но велики детали.

zachem-muzhchine-fotografirovatsya-002

© Андрей Бондарь

Вместо заключения

Контрольные точки, преемственность — об этом не думаешь сразу, но чем больше оставлено в прошлом, тем больше думаешь о будущем: кем увидят тебя дети, кем воспримут внуки, что ценного сделал, насколько полезно это для семьи.

«Мы приходим в этот мир нагими, а уходим из него — оставив и тело», — не ново Слово, но, увы, не сразу понимаешь, что после себя мужчине нужно оставить образ, а не тленное тело, и наследство (нет беднее детей, чем те, которым родители ничего, кроме денег, не оставили), но наследие, которое укажет дорогу потомкам.

Мир всем, и попутного света на местах фотографических баталий.
Ваш,
Андрей Бондарь.

Рекомендую к прочтению: