fotogenichnost-eto-uslovie-ili-pozhelanie

Период раннего творчества — уникальный творческий опыт, пригодный как для самоанализа, так и для самообразования. Думаю не ошибусь, если предположу, что всех нас объединяет, — в это время, поиск фотогеничной натуры. В основном, это профессиональные фотомодели, на опыт которых возлагаются большие надежды, в частности — за органичную жизнь в кадре. С этим, на мой взгляд, связано и наше первое, — «юношеское», понимание фотогеничности. Не сразу, но приходит осознание закономерных последствий:

  1. Фотогеничность воспринимается как должное, как подношение творческому человеку, воспринимающему фотогеничность, как субъективный набор внешних данных… Ну и далее, из определения Луи Деллюка.
  2. Понимание фотогеничности, сформированное по лекалам коммерческой натуры, ведет нас по пути механического воспроизведения натуры, что существенно ограничивает (в дальнейшем) наш культурный и профессиональный рост.
  3. Отсутствие всестороннего понимания фотогеничности приводит к тому, что фотограф, на некоммерческих съемках, работает по лекалам коммерции (в определенном смысле, становится проводником массовой культуры), попросту — теряет себя.

Все это приводит к тому, что автор начинает искать в искусстве — не самовыражения, образа, смысла и красоты, увиденной в каждом человеке, а механического узнавания:

  • есть клише во внешности — фотогеничен, работаем;
  • нет клише — прости, ты не подходишь.

На мой взгляд, приняв первоначальное определение фотогеничности, мы заложили основу — если так можно выразиться, нашего последующего эстетического опустошения, всеми этими, бесконечно тиражируемыми томными взглядами, миндалевидными глазами и прочим.

Дополнено 12.12.2020

Мир всем, и попутного света на местах фотографических баталий.

Ваш,

Андрей Бондарь.

Рекомендую к прочтению: