Вначале творческого пути чувствуешь себя фотогиком: поклонение резкости; не спишь днями и ночами — все ищешь самый «резкий» объектив, изучаешь методы повышения резкости, где уместно, «беспокоишь» науку.

Не сразу, но обязательно, одержимость технологиями, под которой нужно понимать интерес к технике и фотоискусству, изолированному от культуры, приводит в «общество любителей фотографировать кирпичные стены» и все бы хорошо, но планирую ли я, на протяжении всей своей жизни, фотографировать кирпичные стены?

Нет, конечно.

Эту заметку нельзя расценивать как сборник правды про резкость, но она поможет обратить и внимание, и сердце фотографа, как художника, на отношения резкости и детализации; пишу с оглядкой… не без стыда, но кто знает, быть может эту заметку стану перечитывать не только я, но и кто-то из читателей Записной книжки фотографа.

В споре не рождается истина, но многое становится заметным

Большинство дискуссий по обозначенной теме бесконечны, но кое-что из них можно вынести и будет очень хорошо, если пара-тройка строк останется на страницах блокнота (чтобы, когда пройдет время, появилась возможность пересмотреть свои акценты, приоритеты); строк было немного, но вот что выдержало проверку временем:

  1. Резкость — инструмент, но из области визуального языка фотографии, как композиция или компоновка; а поэтому возможности ее нужно изучить (отработать до автоматизма на самом раннем этапе освоения фотографии, как технологии), но, когда придет время — быть готовым изменить свои принципы, если они мешают открыть, для себя, новое.
  2. Избыточная резкость, гипердетализация, — попытка вложить в изображение больше оптической информации, чем того требует сцена (а искусственные попытки, через ПО, «прибавить резкости», могут помешать визуальному разбору деталей сцены, или, если совсем перестараться, сделают изображение нечитабельным).
  3. Всеобщий интерес, отводимый теме резкости, обусловлен простым любопытством: «С каким же бюджетом созданы эти фотографии? Лучше ли фототехника моего коллеги и, в конце-то концов, можно ли перед ним хвастаться своими обновками?» — увы, но тут нет места искусству: обычное хвастовство, пороки, страсти.

Холивары бессмысленны, поэтому лучше не горячить кровь — не терять рассудка. Держаться в стороне, молчаливо делать пометки, подмечать неочевидное, формировать знание, — кто-то предпочитает иначе, но читателю рекомендую придерживаться именно такого подхода.

Резкость не важнее детализации

Примечательны слова Энсела Адамса:

«Нет ничего хуже, чем резкая фотография с нечеткой идеей.»

Мудро. Лаконично. Он обозначил удел резкости; подчеркнул, что первична идея, концепция и развитый творческий глаз фотографа.

Адамс создал зонную систему экспозиции (теория экспозиции, ставшая одноименной), чтобы «выжать» максимум из проработки сцены, использовать преимущество своей фотокамеры — крупноформатной — непревзойденная информационная емкость. Он был документалистом, в работах которого мы видим максимально возможную детализацию, которой можно управлять по своему вкусу, — еще одна особенность детализации.

Избыток информации можно использовать при последующей обработке фотографии и печати — эдакий чудо-мешочек, из которого можно взять нужное (если спустя время решил, что кое-где акценты расставил неверно), особенно это удобно сейчас — в цифровую эпоху. Но, важно понять, что во время рассмотрения изображения, мы воспринимаем детали, информацию, без которых снимок не станет лучше, если изменится микроконтраст на границах… (резкость), и, как упражнение по определению информационного баланса на плоскости, полезно снимать, в определенные творческие моменты, пейзажи, чтобы самостоятельно убедиться в следующем:

Визуальная резкость, при отсутствии достаточного количества деталей, не прибавляет ценности изображению.

Детализация не должна быть абсолютной, если мы хотим доставить послание

Необходимо сказать, что максимальная детализация, как самостоятельный аргумент, — ничто и протокольная фиксация сцены актуальна только для документальной фотографии (да и то, в ряде исключений); для художественной же фотографии актуальна рекомендация:

Меру необходимой детализации определяет зрение человека и только оно.

Это следствие понимания, что художественная фотография не подразумевает ее исследование при помощи измерительных приборов (она предназначена для рассматривания человеком), от попыток заняться которым, для изучения культурного наследия, не будет никакого профита, и это резонно, поскольку автор, при создании изображения, оперирует множеством элементов в стремлении доставить зрителю радость от осмысления фотографии (гармонизация кадра).

Вместо заключения

«Резкость — буржуазный предрассудок», — справедливо заметил Анри Картье-Брессон. Увы, но попытки компенсировать оптической информацией отсутствие мысли не прекратятся. Еще продается «точная передача натуры», а если все хорошо, то зачем что-то менять?

Есть мнение, что фотография, как искусство, подросла и прежние «игрушки», — новомодные «железки», от которых кто-то без ума, — уже не гарантируют успеха фотографии, а значит — будущее фотоискусства за артефактами.

Дополнено 14.02.2019

Мир всем, и попутного света на местах фотографических баталий.

Ваш,

Андрей Бондарь.

Рекомендую к прочтению:

  • Эмоции детей в фотографии. Рассуждая на тему эмоций, я как-то позабыл о ситуации с детьми. Все мы прекрасно знаем, что детская фотография более честная, живая и […]
  • Что написать фотографу на странице обо мне? Обо мне – излюбленная тема в наши дни. Зачастую ей отводятся отдельные страницы сайта, журналов, личных пиар-презентаций. Так ли важно […]
  • Ценообразование фотографа. Сегодня постараемся разобраться в вопросах ценообразования фотографа и заодно понять: За что же платит клиент? Чем быстрее развивается […]