chrezmernaya-retush-ubivaet-vozrastnoj-portret

— Прынцесса! Как есть прынцесса!… Не, не прынцесса…

— А хто жа?

— Королевна!

к/ф «Морозко»

В основе своей, портретный фотограф цифровой эпохи оттачивает мастерство фотосъемки на молодой натуре, возрастом не более 30 лет. На этапе постобработки, такие работы не требуют от автора понимания культуры ретуши, да и истории этого процесса тоже. Стандартизация — на основе техник «осветление и затемнение» и «частотное разложение» ускоряет обучение — портретисты прогрессируют намного быстрее, нежели пейзажисты (например).

К сожалению, такое начало творческого пути отучает видеть возрастные отличия, с шагом, — к примеру, 3-5 лет. «Нет разницы», между 30-ти и 35-ти летним лицом; и между 30-ти летним и 50-ти летним фотограф видит только проблему, которую можно обозначить как «неудобно»:

  • серьезно вмешаться — потратить время;
  • слегка коснуться — не «приукрасить»;
  • увлечься ретушью — изменить человека до неузнаваемости;
  • ослабить воздействие — «не сделать ничего».

Решение этой проблемы известно: пообщаться с хорошим визажистом, художником и в конце концов — нанять ретушера, который объяснит, что чем старше портретируемый, тем яснее — аргументированнее наше воздействие, и тем важнее диалог задолго до съемки.

Наш заказчик — не дурак и не прислуга. Ему нужно помогать «окультуриваться». Пояснять и переубеждать, если потребуется, что текстура кожи 70-ти летнего человека и 30-ти летнего — не одно и тоже, и это не проблема, а возрастное отличие, которое не делает его потрет хуже, с эстетической точки зрения, а наоборот — соответствует реальности.

В нашем обществе все меньше сохраняется понимание, что фотография — реалистичное и от того — компромиссное искусство, в котором, конечно, многое поддается коррекции, но когда, в какой мере и на основании чего вносятся правки — не штамп; иначе не быть искусству.

Когда человек хочет «омоложения», то ему стоит посетить косметолога или иного «врача», —нужно «корректировать» реальность, а не создавать «аватары», и тем морочить голову автору, пусть и не самого благодарного, но все-таки — творческого ремесла.

Я всегда повторял, и продолжу это делать, что не нужно «бодаться» с природой, нужно уметь, учиться хотя бы, жить в ладу с ней:

С возрастом, снижение эластичности и упругости кожи, уменьшение объема подкожной жировой прослойки, изменение пропорций частей головы, ушей и носа, к примеру, — естественно, и нужно взрослеть — знать себя, уметь найти свое настроение, не бояться поделиться свои внутренним обликом, — не уповать на «обертку», и не прятаться за модной ролью или чужим стереотипом. Свой образ — его важно отыскать/понять, его нужно фиксировать, и только он будет ценен для последующих поколений.

Как обычно и бывает, «освежить» портрет наиболее легко на съемочной площадке, подбором:

  • макияжа,
  • прически,
  • гардероба,
  • заднего плана,
  • эмоционального состояния,
  • световой схемы,
  • ракурса,
  • кадрирования.

А это все подготовка, общение, взаимная заинтересованность. Я думаю, что усугубление этой проблемы, — возрастного портрета, — все сильнее переходит в плоскость технологии — и не только фото-, а социальной коммуникации.

Мы меньше общаемся, еще реже — слышим друг друга, и больше верим, что как-то там то да се поправим, — с одной стороны, потому что это быстро, особенно через плагины, и что «лан оке, ты был услышан, но ты же юзаешь фотошоп, так что сделай то и это», — с другой.

«Парой кликов» нас приучают заказывать товары, услуги; в один рефлекс — проживать дни и недели, в которых все меньше остается места чувству меры, умению видеть, — культуре, и от этого на передний план выходит салонная ретушь, в очередной раз «убивающая» портрет.

Дополнено 17.05.2020

Мир всем, и попутного света на местах фотографических баталий.

Ваш,

Андрей Бондарь.

Рекомендую к прочтению: