Рассуждая на тему эмоций, я как-то позабыл о ситуации с детьми. Все мы прекрасно знаем, что детская фотография более честная, живая и эмоциональная. Воспринимается это как данность и все реже можно найти тех, кто работает над этой особенностью наших маленьких героев. Какие же они, эмоции детей в фотографии?

Первым делом, на ум приходят воспоминания из старых альбомов. Эти рассказы, пожалуй, можно разделить на две группы: замри и живи. Весьма грубо, но как иначе? На фоне зарисовок остолбеневших героев, ярко выделяются иные снимки – размазанные, пытающиеся заморозить убегающий миг. Все это сопровождается эмоциональными всплесками, искренностью и неподкупностью изображенных героев.

Разумеется, у каждого из нас есть оба вида повествований. Будем честны, мы мало что понимали в те годы и уж точно не могли оказывать влияние на установленные правила, диктовать свои условия фотосъемки.

Долгое время я стремился понять развитие детского портрета в наши дни. К чему тяготеют желания и какова реальность. Странно, но ничего не изменилось. Все так же есть «замороженные порывы» и «мученики по стойке смирно».

В свое время авторский проект «Профессии Родины» привел меня к руководству театра кукол. Найдя общие направления развития, мы незамедлительно договорились о сотрудничестве. Скажу честно, берясь за тз в то время, я и не знал что ждет впереди. Репортажная фотография не интересовала меня уже долгие годы, да и съемка в сжатые сроки, да еще и в узком жанровом направлении, не добавляли позитива в настрой. Но все изменилось в первый же день, открытие театрального сезона.

Увидев вовлеченность юного зрителя в происходящее, я задался вопросом: А что я знаю о детских эмоциях?

Моему взору открылся мир, неподвластный даже родителям. Никто, кроме театральных гениев, не способен выявить спектр детских эмоций в одном юном зрителе.

И это рай для практикующего фотографа. Просто смотри, изучай и «делай заметки». По сути – это великолепное образовательное плато, которое поможет открыть иные ракурсы, во взгляде на эмоциональную составляющую детского портрета.

Как и в любом обучении, пришлось сделать массу ошибок, прежде чем осознать простую истину — детский портрет особый жанр, но зависящий от взрослых. От нашей торопливости, лени и от влияния родителей на ребенка. Именно поэтому, я все меньше одобряю фотосъемку детей в условиях студии. На фоне пластиковых каминов, «ванильных» кроватей и прочего хлама, место которому – помойка.

Благодаря театральным постановкам, я сделал вывод:

Мир ребенка не стоит пачкать шаблонами. Зачем навязывать взрослые привычки? Зачем превращать хрупкий облик в суррогат скупости? Зачем малыша лишать искренности и принуждать к игре? Возможно он успеет стать актером, но это после, а сейчас… Именно для этого «сейчас» и стоит проводить детские фотосъемки.

Но это просто личное мнение фотографа, в голове которого так много «Зачем?»

«Пропитка» театра пошла на пользу и я многое узнал об эмоциональной составляющей детского мира. По окончании выполнения поставленной задачи, наши дороги с театром разошлись и в последнее время я все реже бываю на спектаклях. Но в свободные минуты захожу в гости, зачастую не беру камеру, а лишь смотрю. А на что? На данный момент и сам не знаю. Стремлюсь открыть нечто новое, безукоризненное для детских повествований. В общем – ищу свое.

Хочется верить, что каждую детскую съемку удастся провести в диалоге именно с ребенком. Ведь будем честны, зачастую в этом вопросе мы общаемся с родителями и подстраиваемся под их пожелания, забывая о главном:

Наш герой не за спиной, а пред нами, ждет внимания и понимания. Уже готов диалог, осталось дождаться взаимности…

p.s. Буду признателен за любые мысли по данной теме, т.к. серьезно пересматриваю свое отношение к искренности эмоций детей в фотографии, в рамках нашей профессиональной деятельности.

Мир всем, и попутного света на местах фотографических баталий.

Ваш,
Андрей Бондарь.

Рекомендую к прочтению: