Вы смотрите, но вы не замечаете, а это большая разница.
/Артур Конан Дойл/

Вечный ученик. Странник.

Автор.

Трудно сделать умный вид.

Пишу как есть; как сам делаю, как другим предлагаю попробовать, но для начала — понять и взвесить все «за» и «против»: вдруг захотите отказаться?

В чем суть

Одна из цитат на полях книги «Пустышка. Что Интернет делает с нашими мозгами»:

«Вейценбаум верил, что людьми нас делает именно то, что не поддается вычислениям: связи между нашими мыслями и нашим телом, опыт, который придает форму нашей памяти и мышлению, наша способность испытывать эмоции и сострадание. Наше более интимное общение с компьютером несет в себе огромную угрозу. Чем большую часть жизни мы посвящаем изучению бестелесных символов на наших экранах, тем сильнее теряем свою человечность и жертвуем именно теми качествами, которые отличают нас от машин.»

Напомнила мне изречение:

Может ли пустой кувшин наполнить стакан водою?

Которое «переводится на человеческий язык» просто, если вспомнить Виктора Васнецова, — его мнение:

Внимательность — второй дар художника. Картину нельзя написать вообще. Художник потому и художник, что умеет остановить свой взор на том, что всем нам примелькалось. Примелькавшееся вдруг оборачивается для нас открытием, и чем больше художник, то есть чем он внимательнее, тем величественнее открытие: мы открываем эпоху, народ, человека и самих себя.

Помогает уточнить тему (что, на самом-то деле, требуется изучить), но она все еще огромна и не подпускает к себе.

Где сокрыта проблема

Есть мнение-заблуждение, что компоновки достаточно. Есть упражнение, которое помогает, в определенной мере, новичкам, но скорее оно научает не выстраивать ум, глаза и сердце (как и учили классики фотографии) на одной линии, а заниматься кадрированием, работать с тем, от чего отражается свет.

Упражнение годное, но фотография шире. Оборудование упрощено. Технические тонкости — все доступно онлайн: бери — учись.

Технику съемки легко отработать за пару недель, если лениться — за месяц, а дальше… Тут с печалью, на основе наблюдений, делаются выводы:

  • техника отработана, но «выдумки не дышат»;
  • технически — фотография, но если отбросить эффекты — пустота.

По мере развития технического прогресса ситуация будет усугубляться, все потому, что вновь и вновь ищем прием, техническое решение, тогда как «отгадка» из области ИЗО:

Так ли уж это бесспорно, что человеку на жизнь дана одна пара глаз. Так ли это бесспорно? Детские глаза много совершеннее глаз взрослого человека, они чересчур доверчивы, а потому и видят много больше: во-первых, они видят всё множество деталей, мимо которых скользит пресыщенный глаз взрослого, а во-вторых, они видят не смысл картины, до которой спешат докопаться взрослые люди, но мир картины. А это, как понимаете, совсем не одно и то же.

Детские глаза умеют и любить на всю жизнь, и помнить на всю жизнь. Способность смотреть по-детски взрослый человек в конце концов утрачивает, но он никогда не утратит и не расстанется со своей преданностью детству.

— Вспоминается «Если… не будете как дети…» (Мф. 18:3), но как выясняется — это же и на поприще визуального искусства требуется (и спасибо Виктору Васнецову, что так подробно и доступно пояснил), и следовательно — мы понимаем: чему обучаться.

kak-nauchitsya-videt-kadr
Photo by Edi Libedinsky on Unsplash

Как фотографу научиться видеть кадр

Первое правило любого художника: не зашиваться на работе, — в нашем случае, 2-4 съемки в неделю, чтобы основательно продумать сцену, подобрать локацию и так далее; оставшееся — довольно приличное количество времени, должно жертвоваться на возделывание ума: чтение, прогулки, стажировки…

Необходимо внимательно изучать профессии своих клиентов, заказчиков или натуры, которая тебе нужна, что бы не ошибиться при выборе, ну и конечно же, стажировка помогает найти, и понять, «малозначимые» детали, без которых фотография будет паттерном времени (воплем и «мертвечиной»), вместо искомой цели — вне времени.

Кадр возможен, если фотограф понимает происходящее: придется изучить историю ремесла с представителем которого, планируется съемка, потребуется «отбросить» имена и цифры, ведь ценности кадру придает отношение ко времени, и если уместно — «примерить обувь» того (и такую же), с кем планируется сотрудничество (творческое или коммерческое — неважно).

Конечно, изначально никто никого не запускает на свою территорию. Нужно учиться, и уметь учиться, быть учеником (еще один важный навык).

Не стоит примерять на себя образ политика: «Я такой же как вы!» — никто этому не верит, — желательно быть выходцем из того же сословия, что и натура. — Так легче найти общий язык и заметить доверие, которое оказывается фотографу.

Творческий путь выстраивается на уважении, Любви своей натуры. Люди наименее зажаты, и наиболее естественны, когда посещают районные рынки или магазины шаговой доступности, и здорово, если фотограф найдет возможность, чтобы устроится на такие рабочие места.

Издавна художники посещали рынки, трактиры и места излюбленного отдыха горожан — так стоит поступать и фотографу, поскольку так можно отойти от мира иллюзий (как я живу), где, как обычно, все богато, и заметить мир красоты, где все не идеально, но гармонично.

— Жесты, взгляды, типажи — все разбросано по закоулкам, странно, что нынче мало кто все, вот все это доступное, собирает: бесплатный образовательный материал, но…

Вспомним Винсента Ван Гога:

«Я называю себя крестьянским художником, и это действительно так; в дальнейшем тебе станет еще яснее, что я чувствую себя здесь в своей тарелке. И не напрасно я провел так много вечеров у шахтеров, торфяников, ткачей и крестьян, сидя и размышляя у огня, если, конечно, работа оставляла мне на это время.»

Винсент учился тому же и там же, а мы чем лучше?

Моя признательность Чехову — вовсе не за его литературное наследие, а подход к творчеству — всегда под рукой блокнот и карандаш; что-то интересное заметил — записал. Фотограф — не живописец: мольберта под рукой нет, да и в простом блокноте так лихо все не зарисует (но это моя беда, вполне возможно, что вы можете больше, или готовы научиться), но стать более внимательным словно герой Артура Конана Дойля, Шерлок Холмс, — вполне под силу почти каждому фотографу.

Развитию художественной внимательности помогает и творчество Фёдора Достоевского; и не придет такого времени, что его наследие станет мельче, чем современные бестселлеры. И нам не стоит забывать слова Сергея Бондарчука:

«Жизнь, природа, человеческие характеры, событие, истина не требуют литературного приукрашивания. У Шолохова нет ни одной лично им не пережитой, «придуманной» страницы. Недаром он сказал с полным правом о себе: «Я жил и живу среди моих героев… Мне не нужно было собирать материал, потому что он был под рукой, валялся под ногами». Все его книги написаны по горячему следу. Они точно доносят до нас, сохраняют это жаркое дыхание времени. Но, исследуя и постигая конкретную истину своего времени, Шолохов всякий раз выходит к удивительным по своей силе и поэтичности обобщениям непреходящего значения…»

Мы должны учиться не только подмечать-коллекционировать, но и систематизировать и… По возможности, нужно учиться фотографией подтверждать мысль, изречение и в тоже время — мысль подтверждать фотографией, — об этом так же говорил Андрей Тарковский:

«Процесс кристаллизации замысла требует от режиссёра огромного напряжения воли…»

Если устает голова, то впору прогуляться на природе, как Иван Шишкин: недельные визиты в лесную чащу, чтобы насладиться тишиной и гармонией, искомой жизнью, без «цивилизации» и суеты, — учиться готовить себя, к работе, к видению кадра…

Умиротворение души, — вот секрет «видения…». Дух творит себе формы, — нам ли этого не знать?

«Учиться…» — ирония в том, что можно только учиться, но нельзя научиться. Точнее сказать можно, но это будет лукавство: нет предела (есть только возможности, чтобы непрерывно… и беспощадно, вспоминаем профессиональную этику, — такое оно, искусство).

Мир всем, и попутного света на местах фотографических баталий.

Ваш,

Андрей Бондарь.

Рекомендую к прочтению: